peresmeshnik (peresmeshnik) wrote in roman_bez_konca,
peresmeshnik
peresmeshnik
roman_bez_konca

Глава 4.

Родригес икал. Икать он начал еще засветло, она-то, икота, и разбудила его. Он икал всё утро, икал за завтраком. И ничто не помогало, - ни лежание на полу, ни питьё воды театральным способом - сцепив по-пингвиньи руки за спиной и нагнувшись вперёд, к стояшему на столе стакану. Икота затихала на пару минут, и коварно возвращалась в самый неожиданный момент - когда он брился (глубокий порез на правой щеке), когда доливал молоко в кофе (песнь о пролитом молоке), когда он сидел на стульчаке унитаза, мучительно тужась, словно немая роженица.

После завтрака икота вдруг сама по себе прошла. Он расслабился, поняв, что на сей раз икота ушла окончательно, и долго сидел за столиком, глядя сквозь почти чистое стекло окна на оживленную улицу Чуррос, наблюдая за сутолокой и беготнёй, за солидными мужчинами в белых рубашках, целеустремленно шагающими сквозь многоцветье толпы. Он заметил двух кошек-трехцветок, наверняка состоящих меж собой в близком родстве, которые бестолково шарились меж расставленных на улице столиков. Он провожал взглядом красивых девушек, и в какой-то момент почувствовал себя почти здоровым - казалось, что призрак пустыни нехотя покинул облюбованное место над головой Родригеса, и отправился искать себе другую жертву.

Улица Чуррос ничем не оправдывала своего названия. Центральная улица городка Игуаний Отрог тянулась метров на пятьсот, два раза круто изгибаясь, и больше всего напоминала изрядно разогнутую букву Z, нежели утреннюю снедь. В центральной её части, вдоль недлинного бульвара, мостились ресторанчики, кофейни и маленькие бары, подающие утром здешний странный орчатос со свежеиспеченной сдобой, северная часть улицы была захвачена магазинчиками. А южная упиралась в большой городской парк с фонтаном и водопадиками в центре. "Там-то всё и случилось, - подумалось вдруг Родригосу, - там-то и нужно поискать".

От центральной улицы во все стороны разбегались переулочки, порой настолько узкие, что и двум пешеходам, случись им там столкнуться, нелегко было б разойтись. На прошлой неделе Родригос потратил целый день, бродя по ним, и разглядывая резные двери, тенистые дворы, манящие проулочки, заросшие сверху красным виноградом, балкончики с ажурными перильцами, врезающиеся кое-где в дома напротив. Игуаний Отрог был, похоже, старым городом, и Родригос силился понять, что же породило и поддерживало его кипучую, суетливую и довольно полную жизнь, жизнь городка, лежащего вдали от торговых путей, вдали от широких рек и от моря. Казалось, что Игуаний Отрог черпает силы прямо из земли, на которой стоит... а иначе, чем он может прожить? И это было ещё одной загадкой из тех, которые предстояло решить.

Родригос неторопливо отсчитал купюры, добавил несколько монет, прихлопнул деньги тяжеловесным меню в деревянной обложке и встал. День обещал быть долгим, нужно было успеть повидать Санчеса, который все пытался воплотить в жизнь свою безумную идею, заглянуть к Эстер, а вечером его ожидали в семействе Шварц. Он поддёрнул штаны, оправил рубашку и вышел на улицу. Водрузил на нос темные очки. Огляделся, глубоко вдохнул сквозь нос пахнущий пылью и жаром воздух.

И тогда икота вернулась.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments